Меню:

о себе

курсы лекций:

- Катехизис

- Сравнительное богословие

материалы для курса

"Систематическая философия"

на ФДО ПСТГУ

квалификационная работа :

- кандидат. диссертация

научные статьи

статьи в журнале "Absent":

- колонка

- беседы

 

 

ящик для писем:

alex_solovyev@inbox.ru

 

записная вэб-книжка

А.Е. Соловьёва

(никнэйм: A.C.Philosopher)

 

Курс лекций "Сравнительное богословие"

курс лекций составлен во время преподавания на курсах при храме Всех святых, в земле Российской просиявших в период преподавания (2005/2006 гг)

___________________

Лекция 8

Доктор Мартин Лютер. Лютеранство

План:

1. 95 тезисов как отправной пункт движения Реформации.

2. О символических книгах протестантизма. Sola Scriptura. Св. Писание и Св. Предание в лютеранстве.

3. Лютеранское учение о первородном грехе.

4. Sola fide . Понятие о спасении «только верой» в лютеранстве.

___________________

1. « 95 тезисов» доктора Мартина Лютера

На предыдущей лекции мы начали рассмотрение первой версии протестантизма – учения д-ра Мартина Лютера. Мы выяснили, что поворотным пунктом и первой вехой движения Реформации стало незначительное происшествие в г. Виттенберге, когда католический монах Тецель бродил по улицам, продавая индульгенции. Делал он это с комментариями в форме незамысловатых песенок, общий смысл которых заключался в том, что всякий, кто купил «отпущение» (индульгенцию) получает прощение себе или умершему и живущему сроднику.

Мартин Лютер в тот момент был приходским священником. Услышав о том, чем занимается Тецель, он написал свой первый трактат, который назывался « 95 тезисов против отпущений» (1517г). А это событие уже через несколько лет переросло в массовые отпадения католической паствы от Церкви и объединение отколовшихся в союз «евангелических церквей».

Теперь обратимся к самому тексту Лютера, чтобы обнаружить, какова была суть его претензий.

Первая идея, которую развивает Лютер в своих тезисах касается того, что покаяние не может быть серией единичных внешних поступков, благодаря которым человек может приобрести себе спасение:

«Своими словами «Покайтесь» и т.д. наш Господь и Владыка Иисус Христос стремился выразить мысль о том, что вся жизнь верующих должна быть [не чем иным], как покаянием» (1-й тезис).

Лютер критикует идею компенсации, то есть удовлетворения за грехи, необходимого после исповеди, согласно римо-католическому учению.

«Раньше канонические наказания налагались не после исповеди, а перед нею. В известной мере они были пробным камнем истинного раскаяния» (12-й тезис).

В отношении значения индульгенций для умерших Лютер высказывает свои критические замечания, сильно сомневаясь в том, что возможно приобретение отпушения грехов через денежные вклады в казну римо-католической Церкви:

«Папа хорошо поступает, обещая прощение душам не властью ключей, (которой он над чистилищем вовсе не обладает), а молитвою за них» (26-й тезис)

«Мирское дело проповедуют те, которые говорят, что как только грош упадёт в ящик (для сбора средств от продажи индульгенций) и зазвенит, то душа сразу же вылетает из чистилища» (27-й тезис)

«Несомненно одно: как только грош зазвенит в ящике, возрастают доходы и алчность; заступничество же Церкви зависит от благосклонности Божией» (28-й тезис)

Критика индульгенций касается также и покупки их для «искупления грехов» живущих. Лютер последовательно выявляет опасности в духовно-нравственном развитии тех, кто:

- мнит, что индульгенции предпочтительней «добрых дел христианской любви» (41-й тезис);

- забывает, что «тот, кто даёт бедным подаяние или одалживает нуждающимся, поступает лучше, чем, если бы он покупал отпущения» (43-й тезис);

- не замечает, что «посредством дела, в основе которого лежит сострадание, возрастает любовь, и человек становится лучше, посредством же отпущений он становится не лучше, а лишь свободнее от наказаний» (44-й тезис);

- заблуждается и думает, что «тот, кто видит нуждающегося и, не обращая на него внимания, покупает индульгенции», потому что таким образом он «приобретает не папское отпущение, а гнев Божий» (46-й тезис);

- не видит вреда в индульгенциях из-за которых многие «теряют страх перед Богом» (49-й тезис).

С одной стороны Лютер на фоне критики индульгенций защищает власть пап и продолжает верить в то, что папа не ведает о злонамеренных проповедниках индульгенций, но с другой стороны в тезисы уже явственно просачивается учение о «спасении верой» ( sola fide ) и сугубой ценности «Священного Писания» ( sola Scriptura ).

Уже в этом первом тексте из всего дальнейшего корпуса символических книг протестантизма намечается тот курс, которому Лютер будет следовать до конца своих дней и который продолжат его сподвижники и протестанты следующих поколений.

2. Символические книги протестантизма.

Священное Писание и Священное Предание в лютеранском учении.

Вскоре стало ясно, что Лютер и его сподвижники – это не просто скромная группа вольнодумцев и людей, заблудившихся от «истинной веры римо-католической Церкви», занятых богословскими штудиями ради самих же этих штудий. Не только Лютер, но и его сподвижники стали писать тексты, которые позднее получили общее название «Символические тексты лютеранства». В этих текстах были выражены основы идеологии протестантизма, то его догматическое учение.

«Лютеране всего мира признают авторитет шести символических книг: «Большого катехизиса» и «Малого катехизиса» Лютера, «Аугсбургского исповедания», «Апологии Аугсбургско-го исповедания» ( написаны сподвижником Лютера Филиппом Меланхтоном – А.С.), «Шмалькальденских артикулов» ( последний текст Лютера – А.С. ) и «Формулы согласия» ( группа протестантских богословов, создавшая этоттекст уже после смерти и Лютера, и Меланхтона – А.С.).

Очень важное значение среди них принадлежит «Аугсбургскому исповеданию», составленному в 1530 г. на основе нескольких ранних вероучительных сочинений лютеран. Оно получило свое название от города в котором германский император Карл V проводил сейм для примирения реформаторов с Католической Церковью. В нем излагаются основные догматические представления лютеранства о Боге, грехе, оправдании, Церкви и таинствах в противовес католическому вероучению.

Вскоре после оглашения Исповедания поступило опровержение на него от католических богословов, присутствовавших на сейме, и оно послужило для Меланхтона поводом к написанию «Апологии Аугсбургского исповедания», которая близка к нему по содержанию, но значительно пространнее, отличается более резким полемическим тоном и подробно раскрывает учение о первородном грехе в связи с догматом об оправдании верой.

В 1536 г. Лютером были написаны так называемые «Шмалькальденские артикулы» или пункты. Кратко повторяя содержание двух первых книг, это небольшое сочинение дополняет его учением о троичности Божественных Лиц и о Лице Иисуса Христа.

Не меньшее значение в лютеранском мире имеют Большой и Малый катехизисы Лютера, составленные им в 1529 г. Они написаны в виде руководства в делах веры и посвящены истолкованию Символа веры, молитвы и заповедей Господней и других общих истин веры. Большой катехизис предназначался для учителей и проповедников, а Малый, будучи сокращенным вариантом Большого – для всех верующих и для изучения в школах.

Завершает ряд символических книг лютеранства «Формула согласия», принятая в 1580 г. Она была составлена группой богословов уже после смерти Лютера и посвящена рассмотрению основных положений лютеранства сравнительно с учением реформатов ( сторонников учения Жана Кальвина – А.С. ), а также разрешению противоречий, возникших в среде самого лютеранства» (учебник ПСТГУ).

В движении Реформации одним из главных принципов стал постулат sola Scriptura («только Писание»), согласно которому отвергается авторитет Священного Предания, понимаемого как источник информации наряду со Священным Писанием, и только за последним признаётся абсолютный авторитет Божественного Откровения. Несмотря на то, что и Лютер, и его сподвижники обращались к учениям древних отцов (при рассмотрении текста «Аугсбургского исповедания» это очень легко заметить. Ниже мы обратимся к нему.), но это обращение было частью полемики с римо-католической Церковью. В целом же основатели протестантизм настаивали на том положении, что только раннее христианство, древняя Церковь жило в полноте истины и только в Св.писании имеется неискажённое её понимание, тогда как все последующие чисто человеческие (по мнению протестантов) размышления о сути веры, токования Писания и вообще всё письменное творчество церковных писателей уже не может называться авторитетом.

В символических книгах протестантизма с ясной определённостью высказывается абсолютное доверие Св.писанию, и столь же абсолютное недоверию всему тому, что к нему не относится, но ранее признавалось церковным авторитетом:

«Мы веруем, учим и исповедуем, что единственным правилом и путеводною нитью, по которым можно судить и оценивать всякое учение и всяких учителей, являются только пророческие и апостольские писания Ветхого и Нового Заветов». С такой же определенностью изложено и отношение к Свящ. Преданию: «Противны Евангелию и учению о вере во Христа все человеческие постановления и предания… на основании деяний и слов св. отцов нельзя определить догматов веры».

Здесь нам важно вспомнить, что в западно-христианской традиции и Св.писание, и Св.Предание – это прежде всего источник информации, знания о Боге. Из чего следует, что принимая Св.писание – принимается источник абсолютного знания, тогда как всё то, что относится к Св. Преданию (так же понимаемому как сумма текстов, письменных источников) отвергается, лишаясь того авторитета, который остаётся только у писания.

«Свящ. Писание стало источником не только знания о Боге, но и Его освящающего действия, водительства Святого Духа в истолковании Свящ. Писания. Как писал Лютер, «здесь в слове Божием, дом Божий, здесь небо отверсто…». Обращение к Свящ. Писанию приобретает отчасти сакраментальное значение, ибо, по мысли реформаторов, Дух Божий, который вдохновлял его авторов, «наставит на всякую истину и тех, кто поучается из Библии закону Божию»» (ПСТГУ, с.41).

Определённый культ Св.Писания в движении Реформации возник на вполне определённой исторической и догматической почве. Более того, он явился логической закономерностью того многовекового «укрытия» Слова Божьего, которое имело место в римо-католической Церкви, проводившей чёткую границу между учащей и учащейся Церковью. Учить и, следовательно правильно прочесть Писание могла только учащая часть Церкви, то есть папа и клир, тогда как простым мирянам оставалось с доверием к своим пастырям внимать их интерпретациям и толкованиям Св. Писания. И так как именно на базе этих толкований возникли все те кошмары, которыми было наполнено католическое средневековье (крестовые походы, инквизиции, индульгенции и др.), то, следовательно, по мнению идеологов Реформации, необходимо и неизбежно было возвращение к непосредственному, личному чтению Св. Писания. Сама акция обращения к Писанию действительно стало самой центральной частью жизни протестантов всех поколений.

Важно обратить внимание на тот факт, что протестанты настаивают на том, что всякий верующий обращаясь непосредственно к чтению Св.Писания обретает истинное ведение его смысла безо всякой нужды в его толковании и интерпретации кем-либо другим (святыми отцами, например). За этим стремлением к личной встрече с писанием скрывается также и отказ от церковного посредничества в целом, о чём мы скажем подробнее в своё время, разбирая экклесиологию Реформации. Если в римо-католичестве человек был вынужден видеть смысл писания сквозь «линзы папы», то в протестантизме каждому была дарована возможность личного и самостоятельного обращения к Слову Божьему без всякого человеческого посредничества.

Чтобы полнее понять суть принципа sola Scriptura необходимо обратиться непосредственно к сути протестантского учения – постулату о «спасении верой» ( sola fide ) и рассмотреть протестантской учение о человеке и его спасении. Отказ от Предания – это не просто недоверие к «человеческим учениям», а недоверие к самой идеи посредничества Церкви между человеком и Богом. Поэтому нам необходимо последовательно рассмотреть сотериологию и вытекающему из неё специфическому учению о Церкви.

3. Лютеранское учение о первородном грехе.

Прежде решения вопроса о спасении и изъяснения сотериологии протестантизма, необходимо вернуться к спору о свободе воли и благодати, который возник между блж. Августином и Пелагием в V веке. Речь об этом уже шла и потому нам необходимо только вспомнить и понять значение этого спора в формировании идеологии движения Реформации. Несмотря на формальную победу блж. Августина в споре с еретиком Пелагием и признание его (Августина), наверное, самым главным авторитетом римо-католической Церкви, в церковной практике восторжествовала полупелагианская сотериологическая установка: спасение совершается делами (заслугами), хотя и признаётся значение искупительной Жертвы Христа. В римо-католицизме укоренилось такое положение дел, которое более соответствовало исходному тезису Пелагия, нежели блж. Августина: человек способен самостоятельно стяжать своё спасение через совершение «добрых дел», благодаря которым он искупает свою вину перед Богом и накапливает необходимые для спасения «заслуги». Тогда, как, по мысли блж. Августина, человек способен совершать свободный выбор между добром и злом, но его природа настолько поражена грехом, что он не способен совершать подлинное благо, а потому спасется благодатью Божией. И в том, и в другом случае мысль о синергии человеческого произволения и Божественного содействия не шло и речи.

И вот спор, произошедший в глубине веков, с новой силой вспыхнул на волне противостояния нарождающегося протестантизма и римо-католического богословия. Лютер оказался большим приверженцем блж. Августина, нежели официальное богословие римо-католичества, и последовательно довёл мысль последнего о несвободе человека и поражённости его природы грехом до логического завершения.

Согласно римо-католическому учению в грехопадении, как мы помним, человек утрачивает «благодать первозданной праведности», но природа его сохраняется в естественном состоянии . Лютер воспротивился такому пониманию грехопадения и, как это вообще было свойственно идеологии протестантизма, впал в другую крайность. Он настаивал не только на искажении природы человека в грехопадении, но и на том, что это искажение имело тотальный характер. Искажение природы грехом было столь велико, что человек стал, по мысли Лютера, абсолютно не способен к делам добра и участию в своём собственном спасении. Это положение о абсолютной искажённости грехом человеческой природы было подготовительной платформой для утверждения главного тезиса протестантизма – спасение совершено через Крестную Жертву Христову и человеческое участие сводится только к принятию этого события, а через акт принимающей веры в то, что Иисус Христос подлинный Спаситель верующий оправдан «Христовой праведностью» (подробнее об этом в следующем параграфе лекции).

При рассмотрении учения о первородном грехе в римо-католичестве и протестантизме обнаруживается радикальное различие и в понимании самой природы человека:

« Состояние первозданной невинности человека по природе своей отличалось не просто отсутствием греха, но наивысшим совершенством его духовных способностей, которые пребывали в полной гармонии с чувственной стороной его бытия. Это была "совершенная праведность", согласие не только в природе человека, но и в его отношениях с Творцом. Как гласит "Апология Аугсбургского исповедания": "Естественные силы человека, охватываемые общим понятием "образа Божия", были естественно устремлены к Богу как к своей прямой и вполне доступной цели", т.е. человеку была доступна возможность истинного знания о Боге и единения с Ним. В этом состоянии рода человеческого, "мало чем умаленного от ангелов", для протестантского богословия не было ничего сверхъестественного. В отличие от католической традиции, которая сходными красками описывает первозданное состояние человека, объясняя его воздействием "благодати первозданной праведности", отцы Реформации считали такое состояние естественным, прирожденном человеку при его сотворении» (ПСТГУ, с.36).

Возникает иллюзия, что такое понимание человеческой природы, которое возникло в протестантизме, очень похоже на православное понимание этой темы. Но это только иллюзия. Естественное движение человека к Богу, которое было свойственно человеку до грехопадения, согласно православному учению, в основе своей было именно синергией естественной человеку тяги к источнику Благу и Божественной благодати, которая была «заложена» в человеческую природу в самом акте творения. При отсутствии такого целостного понимания человеческой природы в западно-христианской традиции мы наблюдаем две крайности во взгляде на человека, его состояние до и после грехопадения. И обе эти крайности являются искажением православного вероучения. Для римо-католиков человеческая природа остаётся неизменной и утрачивается только благодать, удерживающая равновесие между разумностью и чувственностью человека. Для протестантов разрушается именно человеческая природа, которая естественным образом тянулась к Богу безо всякого опосредования благодатью. Если же человек естественно тянулся к Богу , то и при полном разрушении человеческой природы грехом напрочь исчезала даже минимальная настроенность и желание к добру, ко всякому нравственному совершенствованию.

«Чем красочнее описывает протестантское богословие совершенство первозданного человека в раю, тем безотраднее становится глубина его падения после изгнания. Действие грехопадения не ограничивается утратой богозданного совершенства, человек ниспадает в состояние прямо противоположное. С одной стороны, человек потерял первозданную праведность, с другой - приобрел склонность ко злу, он стал врагом Богу, и эта вражда навлекает на него осуждение. "Формула согласия" учит: "надлежит веровать, что Адам по своем падении лишился первоначальной, принадлежавшей ему по самой природе праведности или образа Божия... вместо образа Божия, утраченного им, произошла... глубочайшая... испорченность всей его природы". Душа человека стала мертва пред Богом, и образ Божий в павшем человеке, по определению той же "Формулы согласия", заместился соляным столпом, в который обратилась некогда жена Лота. Человек стал "истуканом в нравственном отношении", неспособным не только стремиться к добру, но даже желать его.

Если восточное христианство не допускает полного порабощения первородным грехом человеческой природы и сохраняет в ней возможность нравственного выбора при помощи вышней благодати, то Реформация утвердила всецелое господство греховного начала в человеке. Лютер выражался на сей счет весьма резко: "Воля человеческая походит на лошадь. Сядет на нее Бог, она бежит куда Бог хочет и направляет; сядет на нее дьявол, она бежит куда ее дьявол гонит". Это представление о полной неспособности человека к выбору между добром и злом впоследствии дало почву для развития учения Кальвина о предопределении» (ПСТГУ, с.36).

В дальнейшем протестантские богословы осознали опасность такого категорического взгляда на свободу воли человека, исходя из которой человек не способен даже выбирать между добром и злом, а может надеяться только на Бога. А потому уже в « Аугсбургском исповедании » (1530) Филиппа Меланхтона, главного сподвижника Лютера, мы находим определённое смягчение:

« Хотя мы и признаем за силами человека свободу и способность к совершению внешних дел закона, однако не приписываем этим силам дел духовных, как-то: истинного страха Божия, истинной веры в Бога.... Это - дела первой скрижали, которых сердце человеческое не может совершить помимо Св. Духа».

В другом месте эта мысль конкретизируется следующим образом:

«Воля человеческая, помимо Св. Духа, не имеет силы к совершению правды Божией или праведности духовной».

Несмотря на кажущуюся правильность подобных суждений, мы не должны забывать об общем контексте протестантского мышления, в котором свободе человека отводится только пассивная роль непротивления Богу, а не активная роль свободного участия в своём спасении. Допущение возможности выбора отнюдь не распространяется на свободу действования. Об этом метко говорить преподаватель ПСТГУ, свящ. В. Васечко: « Унижение природы человека состоит в том, что она способна только противиться или подчиниться Богу, но недостойна содействовать Ему » (с.37).

 

4. Главный постулат протестантизма:

sola fide – «только вера»

Мы подошли, наконец, к рассмотрению главной идеи движения Реформации, благодаря которой изменился облик христианской Европы и огромная часть ещё недавно паствы римо-католической Церкви перешла в лагерь протестантов.

Обратимся к трём символическим книгам протестантизма «Большой Катехизис» и «Швалькенденские тезисы» М. Лютера и «Аугсбургскому исповеданию» Ф.Меланхтона. Эта тема центральная, а потому нам необходимо увидеть аргументацию самих отцов Реформации, чтобы понять, какова суть протестантского учения.

Ниже я приведу несколько фрагментов из общепризнанных в лютеранстве символических книг, а затем дам комментарии к ним:

______________________

1. Отрывок из « Швалькенденских тезисов » М. Лютера:

Первый и главный артикул заключается в следующем:

1. Что Иисус Христос, наш Господь и Бог, умер за наши грехи и вновь воскрес для нашего оправдания (Рим.4:25).

2. Что Он один является Агнцем Божьим, Который берет на Себя грехи мира (Ин.1:29), и Бог возложил на Него все наши беззакония (Ис.53:6).

3. А также: Что все согрешили и получают оправдание незаслуженно [даром, без каких-либо собственных дел и заслуг], по Его благодати, через искупление, которое во Христе Иисусе, в Крови Его (Рим.3:23).

4. Итак, поскольку необходимо веровать в это, и иначе это невозможно обрести или заработать каким-либо трудом, законом или заслугой, ясно и определенно, что одна лишь вера оправдывает нас, как Св. Павел говорит в Рим.(3:28): “Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона”. А также в стихе 26: “Да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса”.

5. В данном артикуле ни от чего нельзя отступиться или отказаться [и ничего, что противоречит этому артикулу, нельзя допустить или позволить], даже если бы небо и земля перестали существовать. “Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись”, говорит Петр в Деян. (4:12). “И ранами Его мы исцелились” (Ис.53:5). На этом артикуле основывается все, чему мы учим и что делаем вопреки папе, дьяволу и [всему] миру. Поэтому мы должны иметь твердую уверенность в данном учении и нисколько не сомневаться. А иначе - все погибло, и папа, дьявол и все [им подобное] одерживает верх.

_____________________

2. Фрагменты « Аугсбургского исповедания » (1530) Ф. Меланхтона:

Артикул III: О Сыне Божьем
1. Также наши церкви учат, что Слово, то есть Сын Божий, вочеловечился во чреве блаженной Девы Марии, так что существуют две сущности - божественная и человеческая, неразделимо соединенные в единой Ипостаси, в одном Христе, истинном Боге и истинном Человеке, рожденном от Девы Марии, воистину пострадавшем, умершем и погребенном, чтобы умилостивить Отца к нам, и быть жертвой, принесенной не только за первородный грех, но также и за фактические грехи всех людей.
2. Он также сошел в преисподнюю и воистину воскрес в третий день. После этого Он вознесся на Небеса и сидит одесную Отца, царствует во веки, владычествует над всеми тварями и освящает тех, кто верует в Него, посылая Святого Духа в их сердца, чтобы управлять, утешать, животворить их и защищать их от дьявола и власти греха.
3. Этот же Христос снова придет явно, дабы судить живых и мертвых, и т.д., согласно Апостольскому Символу Веры.

Артикул IV: Об оправдании
1. Далее наши церкви учат, что люди не могут оправдаться пред Богом собственными силами, заслугами или делами, но они оправдываются даром ради Христа, верой, когда они веруют, что принимаются с благосклонностью, и что их грехи прощены ради Христа, Который Своей смертью искупил наши грехи.
2. Эту веру Бог вменяет нам в праведность перед Ним (о чем сказано в Рим.3 и 4).

Артикул XX: О добрых делах
1. Наших учителей напрасно обвиняют в том, что они запрещают добрые дела.
2. Ибо их писания по Десяти Заповедям и работы на другие темы свидетельствуют о том, что они успешно учат обо всех сословиях и обязанностях - какой образ жизни и какие дела в каждой из профессий угодны Богу.
3. Прежде проповедники почти не учили об этом и призывали только к несерьезным, бесполезным делам - в частности таким, как соблюдение святых дней, постов, образование братств, паломничества, почитание святых, молитвы по четкам, монашеская жизнь и т.п.
4. Поскольку наших противников увещевали в этом, они не призывают более на своих проповедях к этим бесполезным вещам, как прежде.
5. К тому же они начали упоминать о вере, о которой до сих пор они хранили странное молчание.
6. Они учат, что мы оправданы не только делами, но соединяют веру и дела, говоря, что мы оправданы верой и делами.
7. Эта доктрина более терпима, нежели их предыдущая, старая доктрина, и может принести большее утешение.
8. Таким образом, поскольку учение о вере, которое должно быть главным в церкви, столь долгое время лежало под спудом, и в проповедях совершенно умалчивалось о праведности по вере, в то время как только учение о добрых делах широко трактовалось в церквях, наши учителя наставляли церкви о добрых делах следующим образом:
9. Во-первых, что наши дела не могут примирить нас с Богом, или что мы не можем заслужить своими делами прощения грехов, благодати и оправдания, но что мы получаем это только по вере, когда веруем, что мы обрели благоволение к себе ради Христа, Который один был учрежден Посредником и Искупительной Жертвой (1Тим.2:5), для того чтобы Отец мог быть примирен [с нами] через Него.
10. Поэтому всякий, полагающий, что делами он может заслужить себе благодать, пренебрегает добродетелью и благодатью Христа и ищет пути к Богу помимо Христа, человеческими силами, хотя Христос Сам сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Иоан.14:6).
11. Это учение о вере повсюду проповедуется Павлом (см. Ефес.2:8): "Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел..."
12. И чтобы никто не сказал коварно, что мы изобрели новое истолкование слов Павла, мы подтверждаем все сказанное свидетельствами отцов Церкви.
13. Ибо Августин во многих томах защищает благодать и праведность по вере от добродетелей дел.
14. И Амвросий в своей работе De Vocatione Gentium, и повсюду, учит подобным же образом. В De Vocatione Gentium он пишет следующее: "Искупление Кровью Христовой обесценилось бы, равно как превосходство дел человеческих не было бы заменено милостью Божьей, если бы оправдание, произведенное посредством благодати, было бы связано с предшествующими добродетелями [зависело от произведенных перед этим добрых дел], не являясь даром жертвующего, но наградой, полагающейся трудящемуся".
15. Однако, хотя несведущие люди обычно пренебрегают этим учением, тем не менее богобоязненные люди и люди со встревоженной [грехами] совестью находят, что оно несет им величайшее утешение, потому что их совесть не может быть успокоена никакими делами, но только верой, когда они обретают полную уверенность, что ради Христа они примирены с Богом.
16. Как учит Павел в Рим.(5:1): "Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом..."
17. Все это учение должно иметь отношение к конфликту устрашенной совести. И оно не может быть понято отдельно [вне зависимости] от этого конфликта.
18. Таким образом, несведущие и непосвященные [мирские] люди судят неверно об этом, полагая, что христианская праведность - это не что иное, как праведность мирская и философская.
19. До этого совесть людей тиранилась учением о делах, они не слышали евангельского утешения.
20. Некоторые люди, побуждаемые к этому своей совестью, уходили в пустыни, в монастыри, надеясь там заслужить благодать своей монашеской жизнью.
21. Некоторые изобретали также другие дела, чтобы заслужить благодать и расплатиться за грехи.
22. Поэтому существовала насущная необходимость в том, чтобы изменить и обновить учение о вере во Христа - дабы люди со встревоженной [грехом] совестью не остались без утешения, но дабы они могли знать, что благодать, прощение грехов и оправдание обретается верой во Христа.
23. Мы учим людей также и тому, что термин "вера" означает не просто знание истории, так как последнее имеет место в случае с безбожниками и бесами, но это слово означает верование не только в исторические факты, но также и в последствия истории, а именно - верование в артикул о прощении грехов, а именно - что мы имеем благодать, праведность и прощение грехов через Христа.
24. Итак, тот, кто знает, что Отец Небесный милостив к нему ради Христа, воистину знает Бога. Он знает также, что Бог печется о нем, и взывает к Богу.
25. И в миру он не живет без Бога, как язычник. Ибо бесы и безбожники не способны веровать в артикул о прощении грехов. Поэтому они ненавидят Бога, как своего врага, не взывают к Нему и не ожидают от Него ничего благого.
26. Августин также увещевает своих читателей о слове "вера" и учит, что термин "вера" означает в Писаниях не знание, которое имеется и у безбожников, но уверенность, которая утешает и укрепляет устрашенный разум.
27. Более того, мы учим, что необходимо совершать добрые дела. Не потому, что нам следует полагать, будто мы заслуживаем ими благодать, но потому, что такова воля Божья.
28. Только верой обретается прощение грехов, и оно дается даром… "

______________________

Учение Лютера, как мы уже говорили, своей почвой имело критику индульгенций. Немецкий проповедник говорил о том, что невозможно заслужить благодать и спасение «делами», а вместо этого предлагал учение о «спасении верой» ( sola fide ).

Искажённое в римо-католичестве понимание добродетели как «заслуги» привело идеологов Реформации к тому, чтобы лишить доброделание какого бы то ни было сотериологического статуса. Спасении верой – вот исходный и главный тезис лютеранского и всего протестантского учения в целом. Христос всех спас на Кресте, принеся удовлетворение Богу-Отцу за грехи всех людей. И каждый конкретный человек должен только уверовать во Христа и принять Его как своего Спасителя. Человек «оправдан» перед Богом праведностью Иисуса Христа, то есть праведность Спасителя вменяется человека как его собственная праведность.

Таким образом, учение об «оправдании верой» заменяет в протестантизме учение о римо-католическое «делах-заслугах».

Греховность человека тотальна, она распространяется на всё его естество, согласно Лютеру, а потому надежда в спасении может быть только на Бога. Бог спасает, а человек только принимает, подчиняется воле Божией.

Современный протестантский богослов Карл Барт так иллюстрирует суть происходящего в своей книге «Очерки догматики»: «Представим ребёнка, рисующего некий предмет. Ему это не удаётся. Тогда учитель садится на место ребёнка и рисует этот же предмет. Ребёнок стоит рядом и только смотрит, какой прекрасный рисунок создаёт в его собственной тетради учитель. Таково оправдание - Бог делает на нашем месте то, что мы сделать не в состоянии…Меня согнали со скамейки…Христос занял моё место. Такова моя ситуация… Праведность Иисуса Христа стала моей праведностью ».

Вера становится главным постулатом протестантизма. Верою мы оправданы – так говорят протестанты. Только вера и только Писание – таковы две истины, на которых выросло совершенно иное понимание христианства, которое резко отличается и от православного, и от римо-католического понимания «благой вести». Личный путь веры – это путь человека, который уверен в своём спасении и узнал об этом (благодаря подсказке Лютера и иже с ним) из Св. Писания.

История сохранила резкие высказывания Лютера о Послании Иакова, брата Господня, в котором апостол настаивает на том, что «вера без дел мертва». Самого же апостола Иакова Лютер не стеснялся называть «соломенным»…

_________________

Вопросы:

1. Передайте основное содержание критики Лютером индульгенций в его манифесте «95 тезисов»?

2. Раскройте понятие «символические книги протестантизма»? Укажите главные символические книги лютеранства?

3. Каково отношение к Священному Писанию и Священному Преданию в лютеранстве? Что явилось основанием для решительного утверждения принципа sola Scriptura в лютеранстве?

4. Проведите самостоятельный сравнительный анализ православного, римо-католического и лютеранского учения о первородном грехе (используйте предыдущие лекции). В чём различие в понимании состояния до грехопадения и после него между тремя конфессиями?

5. В чём смысл учения « sola fide »? (самостоятельно подтвердите ссылками из фрагментов лютеранских символических книг, представленных в лекции)

6. Каков смысл понятия «оправдание» в лютеранстве и как оно соотносится с понятием «спасение»? (необходима самостоятельная работа с фрагментами символических книг, а не только текста самой лекции).

вернуться к списку

 

Hosted by uCoz